Глава третья...

....В КОТОРОЙ ПИТАЧОК ПРО ВСЕХ ПИШЕТ ХРОНИКИ

Понедельник

Я, Питачок, поросенок, решил написать ХРОНИКИ про всех, потому что до Пятницы совершенно свободен. Сегодня писать не о чем: ничего не случилось.

Вторник

Ё выпустили из ментов. В ментах он выучил много новых слов. Говорит, что козел - это не рогатый осел, как я всегда думал, а что-то другое. Мы с Винни сомневаемся.

А еще Ё решил сварить самогон. Догадываюсь, где он подцепил эту идею. Сахар он взял на Станции - говорит, купил. Для этого даже что-то продал, тоже на Станции. Теперь делает бражку.

Среда

Кролик где-то потерял автомобильный телефон. Странно, он никогда не выносил его из норы. Везде ищет. У меня в доме тоже искал. Даже под кроватку заглядывал.

Четверг

Ходили с Винни смотреть бражку. Она мутная, и ее много. Я пытался сосчитать трехлитровые банки, но забыл, что идет между девятью и семнадцатью. Впервые в жизни я видел, что Ё чем-то доволен. Говорит, бражка получается - супер.

Кролик тоже приходил смотреть и обозвал его козлом.

Пятница-Суббота

Тигра где-то с утра насосался пива, бегал по Лесу и всем рассказывал, что знает, как Кролик потерял телефон. Только это секрет. А Кролик бегал по всему Лесу за Тигрой. Когда он его нашел, тот притворился пьяным и секрета не сказал. Кролик страшно обиделся и сказал, что в нашем Лесу интеллигентам нечего делать, блин. Это он, конечно, зря. Какой Тигра интеллигент?

Мы с Винни снова ходили смотреть бражку. Ё предложил нам ее попробовать: забродила или нет. Мы сначала отказались, а потом согласились. Первым пробовал Винни. Сказал, что на вкус, вроде, приятно, но градуса нет.

Ё не поверил и сам отпил. Сказал, что, вроде, действительно, градус куда-то ушел. Тогда они налили мне в крыжечку. Мне не понравилось, но крепости, в самом деле, не чувствуется. Так я и сказал.

Тут Ё просто расстроился. Ну, е-мое, говорит, ну, нет в жизни счастья. И Кролик придирается, и с самогонкой не выходит. Давай, говорит, еще банку разопьем, а то все рано еще змеевик нужен, а что это такое, он не знает. (Я-то, кстати, знаю, но говорить не стал, чтобы он не передумал).

Винни сказал: "Давай", и я сказал "Давай".

Винни еще отпил и предположил, что сахар был неправильный.

- Думаешь? - спросил Ё.

- Думаю так. Если бражка вышла неправильная, то и сахар был неправильный. Значит и самогон был бы неправильный. Безградусный.

Ё вздохнул и открыл новую банку.

А дальше я не помню. Поэтому пишу не вчера, а сегодня.

Голова трещит. Но это ничего, сейчас пойдем с Винни лечиться. Бражкой.

Да, и еще... Помню, вчера у меня было Важное Дело. Но я о нем вчера не вспомнил, а сегодня тоже как-то не вспоминается. Конечно, чего ж вспоминать, если вспоминать нечего?

Да, и последнее. Змеевик - это змеиный пастух.

Суббота

На пригорке у Ё собрался весь Лес. Все проверяют, есть градус или нет.

- Ешьте-пейте, гости дорогие! Налетайте! Налегайте! Ничего не жалко! Старый серый осел - животное зажиточное, всех примет у себя в своем большом красивом доме.

Это он уже с утра напробовался, значит. Дома-то у него никакого отродясь не было. Так, пригорок чертополоховый.

Винни банку опрокинул (в смысле, выпил), и сказал, что сперва, конечно, градуса нету, но потом он, похоже, возникает.

Сава же сказала, что это только по цельсию градуса нет, а по фаренгейту - есть. Я попытался понять.

Вот если судить по Тигре - то он, получается, самый настоящий цельсий. Приложился к банке - и ускакал себе в Лес, хохоча и отталкиваясь от земли всеми четырьмя лапами. Ничто его не берет.

А Фаренгейт - это, наверное, тот жучок из Родственников и Знакомых Кролика, которого я никогда не знал как зовут, а спросить всегда было неудобно. Он как из моей крыжечки отпил, так все шесть ножек у него стали заплетаться, он закачался-закачался, да и свалился в мышиную ямку. В общем, спрашивать, как его имя, если Фаренгейт фамилия, стало не у кого. Наверное, Петр Борисович.

А тут и Кролик подошел.

- Ты что же, козел, народ спаиваешь? - обратился он к Ё, когда увидел в ямке Петра Борисыча.

- А че? Вон Бух еще когда написал:

          Нажрался мужик,
          В луже лежит.
          Он же не жид,
          Жопой не дорожит.

Это Бух!

- А ты мне, козел безрогий, не бухай. Тоже мне Пушкина нашел.

Я удивился, что кто-то сочиняет лучше Буха, и спросил:

- Винни, а кто такой Пушкин?

- Пушкин - это наше все, - удовлетворенно ответил медведь.

- Винни, а что такое ЖИД? - спросил я тихо.

- А мне почем знать, - тихо ответил Винни.

- Но ты же про это написал!

- Не, не я, это мне приписывают, - прошептал медведь. - Наверно, ЖИД - это Жадный Индивидуум Дико. Вон, слышал, какой фигней дорожит...

Но нашего тихого разговора никто не слышал.

- У Пушкина никогда не росла борода, - не к месту, между тем, на мой взгляд, заявила Сова.

- Ага, и телефон Пушкин потырил, блин, - сказал Кролик тоже, вроде, не к месту.

- Да ладно тебе, тилихенция, - миролюбиво ответил Ё. - Лучше скажи, есть в бражке градус, чи нема? А то ведь все равно скоро все выпьют. Не побрезгуют.

- Да чтобы я, да с тобой, уголовником, да за один стол сел?!

- Стола-то как раз, Кролик, и нету. И садиться тута не на что. А ежели не хочешь со мной пить, так, давай, я пить не буду. Но попробовать нужно.

- Нужно! Нужно! - закричали все.

В общем, пришлось Кролику пробовать. Но только без стакана он отказался (точно - тилихенция), пришлось мне сбегать к нему в нору за стаканом. Нора у него всегда нараспашку.

Как вернулся, мне сразу налили, а дальше я опять совсем ничего не помню.

*****

Воскресенье

Снова на чертополоховом пригорке весь Лес. Только Савы нет. Она сказала, что летать в таком состоянии опасно. А ходить пешком неудобно: все время падает.

А все остальные тут. Даже Неизвестные стали появляться. Ё рассказывал, что ночью видел Белую Белочку. Пока не вблизи, по елкам прыгала.

Вообще после того, как они с Кроликом перешли на круглосуточное дежурство, Ё несет невесть что:

- У, коридор, злой, вонючий, девять метров! У, шкеры лампасные, шелуда желудевая, худая! Стоял на пути Магадан, столица худого колымского края! Хронь замуховская!

А то вдруг песню рванет на народный мотив:

        На заводе слесарь Вася
        Две болванки обточил
        И за это слесарь Вася
        Красный вымпел получил.

        Он пришел домой, качаясь
        Говорит: Смотри жена!
        А она, так ухмыляясь:
        На фиг тряпка мне нужна!

        Ах, козел ты мой безрогий,
        Ах, тупой ты мой дебил,
        Дали б хоть тебе червонец
        Хоть бы толк какой-то был.

        Мы купили бы колбаски,
        Отложили б на баян...
        А твой вымпел ярко-красный
        Разорву сейчас к чертям!

        Не стерпел обиды Вася
        И по шее бабу - вжик!
        А она его - по роже!
        Но сильнее был мужик.

        В родном доме слесарь Вася
        Свою бабу замочил.
        И за это слесарь Вася
        Свой червонец получил.

Это он, конечно, на Станции слышал. Или в ментах. Всем нравится, аплодируют. Только Кенга мимо проходила и сказала так зло:

- Кончай орать, Хронь Конченная. Дети спят.

А чего они спят в без четверти одиннадцатого? Или сейчас, наоборот, четверть пятого? Не знаю. Но уж точно не ночь. Скорее всего.

- А это у вас тут, пацаны, на халяву наливают? - спросил тут кто-то. Кто-то - это Крыс со Станции. Он первый раз появился. Крыс махнул сходу прилично, махнул хвостом и сказал:

- Ништяк! А у нас на Станции мужика замочили. Он мобилу где-то стырил. Ну, или потыренную купил. Еще всем показывал. Поговорить давал. А седня крутые на мерине приехали. Генку замочили и мобилу забрали. Отморозки.

Обратно Понедельник

Винни с Кроликом пытается подсчитать, сколько выпито за отчетный период. Получается у них по-разному.

Винни считет так. Граммы умножает на градусы и делит на Всех.

- Пятнадцать банок по три литра да примерно на семь градусов умножить, да разделить на... Я - раз, Питачок - два, ты, Кролик, - три, да Ё - четыре, да Сова - пять минус два (ее сегодня опять нет), да остальные... Получается... Пятнадцать. Каждому по банке. То есть, примерно по триста пятьдесят грамм-градусов. Для сравнения: в бутылке водки двести грамм-градусов.

Даже я понимаю, что расчет неточный. Во-первых, куда Петру Борисычу целая банка, он вон до сих пор в ямке лежит, отдыхает. А во-вторых, все бы давным-давно кончилось, если бы Все не приносили на чертополоховый пригорок еще. И еще.

Вот недавно какие-то мелкие прикатили огроменную бутылищу чего-то. Чего - неизвестно, потому что пока катили, этикетка отчасти запачкалась, а отчасти - оборвалась. Теперь это и пьем.

У Кролика методика другая. Как он говорит, более каретная. Бух обижается:

- Это значит, у тебя, Кролик, каретная, а у меня - тележная?

- А это как Вам будет угодно, коллега! - Когда Кролик напивается, он иногда переходит на Вы. - Правильно надо считать: грамм - градус - копейка. Мой мобильник стоил триста долларов...

- Да ты уж со своей мобилой достал, е-мое, - откликается Ё. - И цена ей красная стольник баксов была, и то в базарный день.

- Хорошо, пусть сто долларов, - неожиданно соглашается Кролик. - Итак, мы имеем сорок пять литров бражной жидкости мутного цвета. Ну, имели. Крепость напитка составляет порядка семи градусов. По суммарному показателю грамм-градус мы, коллеги, выходим...

Он чертит что-то палочкой на песке, как будто играет в крестики-нолики. В основном, нолики.

- Выходим на триста пятнадцать тысяч!

- Ого, Кролик, у тебя получилось почти в тысячу раз больше, чем у меня.

- Я Вам говорил, господин Бух, что моя методика более корректная.

- Как приятно находиться в интеллигентной компании. Ик! Уважаю конкретные методики, - говорит Сава. Она все-таки прилетела и теперь потирает ушибленное при посадке крыло.

- Но это еще не все, - продолжает Кролик. - Нам нужно получить стоимость одного грамм-градуса, для чего делим израсходованную сумму на данный показатель. Значит, сто долларов за телефон, работа Ё ничего не стоит...

- А я те ща дам, - говорит Ё.

- Мы делим сто на триста пятнадцать тысяч...

Он опять играет в нолики на песке.

- ...и получаем где-то три десятитысячных. То есть бесконечно малую величину, которую можно игнорировать.

- А что значит - ик!.. игнорировать? - спрашивает Винни.

- А это значит, господин Бух, решить, что как бы ничего нету!

- А куда ж все делось?

- Выпито, блин! - отвечает Кролик победно.

Я обвожу глазами пригорок и убеждаюсь в том, что, да, действительно, все выпито. Ничего не осталось.

- Пойду Кенге окно разобью. За Хронь за Конченную, - говорит не к месту Ё. Он поднимает с земли половинку кирпича, на которой отсидел всю эту неделю, прижимает ее к себе правой передней ногой и уходит на трех оставшихся ногах.

- Однако наиболее конкретная методика состоит в подсчете показателя грамм-градус-копейка на килограмм живого веса, - начинает Сова. - Она позволяет определить стоимость алкоголизации конкретного существа. Взять хотя бы Питачка.

Но взять меня не успевают, потому что я засыпаю.

Обратно Второник и Среда

Эти дни пропали. Куда-то.

Обратно Четверг

Мы с Винни-Бухом стояли на мосту через Реку и бросали вниз пустые бутылки. Бутылки не тонули, а выплывали, покачиваясь, вверх горлышком с другой стороны моста. Иногда первой выплывала Бухова, и тогда побеждал он, а иногда - моя, и тогда - я.

Бух сосчитал, что я победил восемнадцать раз, а он - семь. Значит, у меня одиннадцать побед. Ничего удивительного: у меня не получалось бросить бутылку так далеко, как он. То есть я проигрывал на старте, но выигрывал на финише.

Потом Винни сказал, что семь и одиннадцать - не такая уж большая разница. Всего четыре. Даже семь больше четырех. Я согласился.

Бутылки мы насобирали на чертополоховом пригорке. Теперь они, покачиваясь, парами уплывали вниз по Реке.

Пока мы занимались такими пустяками, Винни рассказывал последние новости. (Вторник и Среда у меня куда-то пропали).

Ё снова забрали в менты. Он кидался половинкой кирпича по дому Кенги. И хотя ни разу не попал, все равно забрали.

Сава сидит дома со сломанным крылом. Возможно, она больше не будет летать. А возможно - будет.

Тигру Кенга посадила под замок. Замок висит сверху, а Тигра сидит снизу, под ним. Кенга говорит, что больше не выпустит его в Лес, где что ни существо, то хроник, и где подросткам находиться противопоказано.

Тигра сказал, что он назло Кенге теперь будет называться DJ Gra.

Петр Борисович (который в ямке) только вчера очнулся. Да-а, погулял, так погулял, говорит. Что мне теперь супруга скажет? А сам я что скажу деточкам? Их у него сто шестьдесят тысяч.

А к Кролику пришла Белочка. И не одна, а с Зелеными Чертиками. Он теперь никуда не выходит, все с ними разговаривает. Слышно, если к норе подойти.

Самую Главную Новость медведь приберег напоследок. Вот Самая Главная Новость: Винни-Бух бросает пить. С завтрашнего дня.

Так что, получается, мне больше не про кого писать ХРОНИКИ. Про себя я и так все знаю.

Здесь заканчиваются ХРОНИКИ Питачка.



Главная CD-диск Заключения Схема М English

Глава 1
сушняк
Глава 2
мобайл
Глава 3
хроники
Глава 4
невинность
Глава 5
интернет
Глава 6
вопросы
Глава 7
праздники
Глава 8
находки
Глава 9
конец
Др. Глава 9
полный конец