M andrenalin
НЕТература!

Цвет поноса. Революция!
Главная Генерация Книга М Заключения Схема М English Карта сайта




Легенда
Кольцо. Все М
Кольцо. Все М


Строящаяся. Новое М
Строящаяся. Новое М


Не прислоняться. Правила
Не прислоняться. Правила


Фиолетово. Мне все
Фиолетово. Мне все


Цвет поноса. Революция!
Цвет поноса. Революция!


Голубое. Где все?
Голубое. Где все?


Красная. Легенды СССР
Красная. Легенды СССР


Зеленые. Геноцид + ксенофобия
Зеленые. Геноцид + ксенофобия


Звездно-полосатая. Must die!
Звездно-полосатая. Must die!


Черная. Бездомные, кошки, женщины
Черная. Бездомные, кошки, женщины


Пьяная дорожка. Легкое М
Пьяная дорожка. Легкое М



станции
Асахаровская станция
Асахаровская


Изобразительный сад. Галлерея
Изобразительный сад


Пьянь мерзкая станция
Пьянь мерзкая


Проспект лузеристов станция
Проспект лузеристов


Конечная
Конечно я




номинация Мир ПК
AndreNalin.ru номинирован журналом "Мир ПК" в качестве лучшего сайта 2004 года

.
Генерация
№ 02953
Это как Палестина, но без хасидов, наджибов (или как там зовут мусульманских воинов-смертников), без нефтедолларов и без тепла.

#

Так как нам известны единственный потребитель культуры - буржуазия - и единственный мотив такового потребления - тщеславие, - то нам не составит труда дать описание нормативного культурного продукта.
Возьмем для примера самое простое - литературу. Во-первых, нормативное литературное произведение должно быть непонятным. Понятное популярно, а следовательно, не является культурой. Непонятный же продукт подчеркивает эксклюзивность его потребителя. Причем не обязательно понимать непонятное, достаточно его потреблять, соответственно, произведение вовсе не обязано иметь скрытый или какой-нибудь иной смысл. Во-вторых, невозможность понимания должна компенсироваться простотой восприятия. То есть произведение должно быть невелико по объему и по возможности состоять из коротких кусочков текста. Отсутствие связи между ними, предполагающее возможность прочтения произведения из любого места, будет дополнительным плюсом. Важно, чтобы все это называлось романом, так как определенность жанра также облегчает восприятие. Наконец, автор должен быть правильно выстроенным брэндом. Наиболее существенна здесь узнаваемость графического начертания его имени.
Итак, нормативный роман - это небольшое собрание не связанных между собой непонятных кусочков. Да, и конечно, любой современный роман - это порнография. И тем роман лучше, чем труднее это доказать.

#

Ильич говорил, что для успеха восстания главное захватить имэйл, факс и мобильный. Не знаю, как бы он это сделал сейчас. Впрочем, знаю.

#

Мы гномы, но без боевых топоров.

#

Коммунизм - это светлое, мужское начало инь. Капитализм - это темное, женское начало ян.
Вот почему революционерки были такие страшные - что Крупская, что Роза Люксембург. Гормональное отклонение бросило их на борьбу за коммунизм.
Чем баба красивее, тем ближе ей капитализм.

#

Новый проект министерства образования по установке в школьных туалетах компьютеров с бесплатным доступом на порносайты - гадкий. Гадкий, гадкий, гадкий.

#

Согласно закону Москвы в каждом вновь построенном доме один этаж отдают Лажкову. А он потом решает, оставить себе, сдать или кому-нибудь подарить. Поэтому хитрые застройщики придумали строить дома не в пять или девять этажей, как положено, а девятнадцатиэтажные, тридцатипятиэтажные и так далее. Теперь Лужкову достается в процентном отношении меньше, хотя по-прежнему один этаж в каждом доме. Поэтому московское правительство готовит новый закон, по которому надо будет отдавать уже пять этажей. Ясно, что подготовка этого закона будет непростой и займет не менее двух часов. Опять же ясно, чем ответят строительные компании. Самые высокие в мире здания будут в Москве.
Я даже предвижу, что в результате этой войны с законом появятся бесконечные небоскребы. То есть на первых этажах уже будут жить, растить детей, стареть, а вверху будет кипеть стройка. На первых, я имею в виду, ста пятидесяти.

#

Родится новый Пушкин. И снова его расстреляют. И вновь тогда вспыхнет народное восстание. И опять настанет СССР.

#

А не раздать ли всем сабли?

#

Революция - это понос.

#

А вот и бронетехника! Из Подмосковья двинулись колонны маршруток. На скорости сто километров несутся они вдоль правого ряда магистралей, подпрыгивают на ухабах, переворачиваются, но мчатся на ненавистную Москву. Они долго воспитывали в себе эту ненависть, оскорбляя и унижая нерасторопных, невнимательных пассажиров, которые всегда хлопают дверью их безбашенных танков.
Респектабельные чеченские бизнесмены смахивают пыль с родовых кинжалов и идут на улицы резать.
Революция - это понос.

#

Все кричат лозунги на своих национальных языках. Китайцев почти никто не понимает. Цыгане просят милостыню насильно.

#

Зарплата помощника машиниста не превышает двухсот долларов, а поэтому непонятно, как он сводит концы с концами, так как ни огорода, ни коровы у него нет.
Да у и машиниста менее четырехсот долларов. Так что нас возят голодные, злые, невыспавшиеся люди, которые хотели бы к чертовой матери взорвать этот земной шар. Но у них нет ни ядерных, ни водородных бомб, нет даже химического оружия. Есть только ручки управления их метропоездов.

#

А вот с рынков двинулись китайцы, вооруженные пластмассовыми автоматами. Никто не знает, сколько их, китайцев, в Москве. Казалось немного, выяснилось, что почти миллиард.
И каждый может пройти сорок тысяч ли на одной железной миске риса. Их автоматы бьют пластиковыми шариками без промаха, китайцы годами стреляли из них на задворках рынков воробьев, которыми и питались.
Горе тому, кто встанет на пути Красного Китая. Это ветер с Востока, это бумажный тигр!

#

Мы первая страна, где власть оказалась в руках бритоголовых. Сначала им брили головы в лагерях, потом они сами брили в парикмахерских при банях, потом взяли власть.

#

Москва - город-катастрофа. В любую минуту она может сгореть, провалиться под землю, ее может сдуть ветром. Здесь ни на секунду не забываешь о нацеленных на тебя из Америки ракетах. Здесь физически ощущаешь близость всех двадцати семи ядерных реакторов, работающих в Курчатовском институте.
В любой момент может произойти пожар, теракт, этнический конфликт. Ощущение катастрофы в Москве не покидает.

#

Как-то я бросил в стиральную машину джинсовую куртку, во внутренний карман которой были всунуты цветное пятничное приложение к газете Коммерсантъ под названием Weekend и газета Государства Российского Завтра. По результату стирки - а для газет и журналов стиральная машина - тот же американский тигель, котел, в котором плавились иммигранты - все перемешалось, и я с любопытством раскладывал, расправляя, наклеивая на крышку стола (столешницу) кусочки буржуазности в перемешку с клочками революционности. И понял вот что.
Если бы стиральные машины существовали в начале прошлого века и если бы кто-то попал на такой эксперимент, век сложился бы иначе, потому что ненависть к буржуазии - это та же резиновая женщина, только сильно надутая и ставшая мужчиной.
Я почему в этом так хорошо разбираюсь, что веду в глянцевом журнале колонку БуржуаZZZия. А коллаж из Weekend и Завтра как-нибудь тоже опубликую.

#

Как москвичи радовались, когда Лажков начал по ночам подсвечивать самые красивые здания. Наивные! Это он цели выбирал.

#

Да, богатый человек Лажков. Но одинокий. Как ему удалось остаться холостяком, такая же загадка, как то, что ему удалось стать мэром. Так что он по-прежнему не только первое лицо Москвы, но и ее первый жених.

#

До того, как мои заметки станут священной книгой, и их будут знать наизусть, они могут попасть к каким-нибудь случайным людям. Те, естественно, не смогут оторваться, с жадностью ожидая, когда же я наконец напишу: Лажков - залупа. А вот и не напишу. Лажков - лысый мэр Москвы.

Продолжить ознакомление
прислать фотку из метро
продолжить ознакомление завтра
вынести заключение
заказать CD-диск

тИЦ andrenalin.ru

Еще сайты о метро

RSS-переход
эскалатор



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru