M andrenalin
НЕТература!

Цвет поноса. Революция!
Главная Генерация Книга М Заключения Схема М English Карта сайта




Легенда
Кольцо. Все М
Кольцо. Все М


Строящаяся. Новое М
Строящаяся. Новое М


Не прислоняться. Правила
Не прислоняться. Правила


Фиолетово. Мне все
Фиолетово. Мне все


Цвет поноса. Революция!
Цвет поноса. Революция!


Голубое. Где все?
Голубое. Где все?


Красная. Легенды СССР
Красная. Легенды СССР


Зеленые. Геноцид + ксенофобия
Зеленые. Геноцид + ксенофобия


Звездно-полосатая. Must die!
Звездно-полосатая. Must die!


Черная. Бездомные, кошки, женщины
Черная. Бездомные, кошки, женщины


Пьяная дорожка. Легкое М
Пьяная дорожка. Легкое М



станции
Асахаровская станция
Асахаровская


Изобразительный сад. Галлерея
Изобразительный сад


Пьянь мерзкая станция
Пьянь мерзкая


Проспект лузеристов станция
Проспект лузеристов


Конечная
Конечно я




номинация Мир ПК
AndreNalin.ru номинирован журналом "Мир ПК" в качестве лучшего сайта 2004 года

.
Генерация
№ 04953
Оружия у нас нет. Но вообще-то оружия в метро полно. У каждого второго под курткой пистолет, нож, шокер, обрез, автомат и даже пулемет. Обладателей пулеметов выдает излишне прямая осанка - как у британских морских офицеров.

#

Обидно, но по мере сокращения населения будет сокращаться и число людей, входящих в элиту. Как было ноль целых две десятых избранных, так и будет, как было два процента буржуазии, так и останется. А вот людей внутри этих счастливых процентов станет меньше. То есть у нас не просто станет меньше людей, а счастливых людей. Обидно!

#

Все кричат лозунги на своих национальных языках. Китайцев почти никто не понимает. Цыгане просят милостыню насильно.

#

А вот и бронетехника! Из Подмосковья двинулись колонны маршруток. На скорости сто километров несутся они вдоль правого ряда магистралей, подпрыгивают на ухабах, переворачиваются, но мчатся на ненавистную Москву. Они долго воспитывали в себе эту ненависть, оскорбляя и унижая нерасторопных, невнимательных пассажиров, которые всегда хлопают дверью их безбашенных танков.
Респектабельные чеченские бизнесмены смахивают пыль с родовых кинжалов и идут на улицы резать.
Революция - это понос.

#

А не раздать ли всем сабли?

#

А вот с рынков двинулись китайцы, вооруженные пластмассовыми автоматами. Никто не знает, сколько их, китайцев, в Москве. Казалось немного, выяснилось, что почти миллиард.
И каждый может пройти сорок тысяч ли на одной железной миске риса. Их автоматы бьют пластиковыми шариками без промаха, китайцы годами стреляли из них на задворках рынков воробьев, которыми и питались.
Горе тому, кто встанет на пути Красного Китая. Это ветер с Востока, это бумажный тигр!

#

Ильич говорил, что для успеха восстания главное захватить имэйл, факс и мобильный. Не знаю, как бы он это сделал сейчас. Впрочем, знаю.

#

Милиционеры - это полицаи оккупантов. Сами оккупанты - в немецких машинах BMW‚ и мерседес.

#

Как-то я бросил в стиральную машину джинсовую куртку, во внутренний карман которой были всунуты цветное пятничное приложение к газете Коммерсантъ под названием Weekend и газета Государства Российского Завтра. По результату стирки - а для газет и журналов стиральная машина - тот же американский тигель, котел, в котором плавились иммигранты - все перемешалось, и я с любопытством раскладывал, расправляя, наклеивая на крышку стола (столешницу) кусочки буржуазности в перемешку с клочками революционности. И понял вот что.
Если бы стиральные машины существовали в начале прошлого века и если бы кто-то попал на такой эксперимент, век сложился бы иначе, потому что ненависть к буржуазии - это та же резиновая женщина, только сильно надутая и ставшая мужчиной.
Я почему в этом так хорошо разбираюсь, что веду в глянцевом журнале колонку БуржуаZZZия. А коллаж из Weekend и Завтра как-нибудь тоже опубликую.

#

Мы как Жонас Савимби, но только без людоедства, без военной помощи южноафриканских расистов - и без тепла.

#

Единственное, что они не смогут у нас отнять - это достоинство. Достоинства им у нас не отнять. Достоинство невозможно отнять. Его можно только отрезать.

#

Мне не нравится правительство. С одной стороны оно, конечно, действует последовательно. Миллион в год - это вызывает уважение. Но кого сокращают? Никакой логики. Вот сидит человек в Кашарели, заказывает себе две дюжины устриц, а через четыре дня он уже лежит мертвый на асфальте где-нибудь в Свердловской области. Где здесь логика, где справедливость? А ведь смертность у ноль целых двух десятых процента избранных выше средней, несмотря на телохранителей. Так их процент может совсем сократиться.
То есть последовательность правительства по отношению к сокращению населения на миллион в год есть, а толку нету.

#

Вот вы говорите: нет логики. Какая логика в страдании? Какая, блин? Какая логика, когда в вас воткнули ножик? Когда воткнули несколько...

#

В новые времена мы узнали, что Чехов и Чаплин не шутили, что все так и есть. Настало время Ч.

#

Мы партизаны. Но наш лес сгорел.

#

Мы евреи в лагере смерти. Были у них там печи в бараках? Наверное были, немецкий орднунг. Мы евреи в концлагере. Но без тепла.

#

Олигархи сшили себе такие длинные широкие плащи из меха панд. По пандовым плащам они и узнавали друг друга, если случалось встретиться на улице. Потом Путин сказал, чтобы они убрали их в комоды. А самый хитрый олигарх подарил плащ из меха панд WWF и ушел от налогов. Благотворительность!

#

Интересно, будет ли распространено людоедство (в буквальном смысле) среди ноль целых двух десятых избранных, когда все окончательно устаканится?

#

Так как нам известны единственный потребитель культуры - буржуазия - и единственный мотив такового потребления - тщеславие, - то нам не составит труда дать описание нормативного культурного продукта.
Возьмем для примера самое простое - литературу. Во-первых, нормативное литературное произведение должно быть непонятным. Понятное популярно, а следовательно, не является культурой. Непонятный же продукт подчеркивает эксклюзивность его потребителя. Причем не обязательно понимать непонятное, достаточно его потреблять, соответственно, произведение вовсе не обязано иметь скрытый или какой-нибудь иной смысл. Во-вторых, невозможность понимания должна компенсироваться простотой восприятия. То есть произведение должно быть невелико по объему и по возможности состоять из коротких кусочков текста. Отсутствие связи между ними, предполагающее возможность прочтения произведения из любого места, будет дополнительным плюсом. Важно, чтобы все это называлось романом, так как определенность жанра также облегчает восприятие. Наконец, автор должен быть правильно выстроенным брэндом. Наиболее существенна здесь узнаваемость графического начертания его имени.
Итак, нормативный роман - это небольшое собрание не связанных между собой непонятных кусочков. Да, и конечно, любой современный роман - это порнография. И тем роман лучше, чем труднее это доказать.

#

Москва - город-катастрофа. В любую минуту она может сгореть, провалиться под землю, ее может сдуть ветром. Здесь ни на секунду не забываешь о нацеленных на тебя из Америки ракетах. Здесь физически ощущаешь близость всех двадцати семи ядерных реакторов, работающих в Курчатовском институте.
В любой момент может произойти пожар, теракт, этнический конфликт. Ощущение катастрофы в Москве не покидает.

Продолжить ознакомление
прислать фотку из метро
продолжить ознакомление завтра
вынести заключение
заказать CD-диск

тИЦ andrenalin.ru

Еще сайты о метро

RSS-переход
эскалатор



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru