M andrenalin
НЕТература!

Кольцо. Все М
Главная Генерация Книга М Заключения Схема М English Карта сайта




Легенда
Кольцо. Все М
Кольцо. Все М


Строящаяся. Новое М
Строящаяся. Новое М


Не прислоняться. Правила
Не прислоняться. Правила


Фиолетово. Мне все
Фиолетово. Мне все


Цвет поноса. Революция!
Цвет поноса. Революция!


Голубое. Где все?
Голубое. Где все?


Красная. Легенды СССР
Красная. Легенды СССР


Зеленые. Геноцид + ксенофобия
Зеленые. Геноцид + ксенофобия


Звездно-полосатая. Must die!
Звездно-полосатая. Must die!


Черная. Бездомные, кошки, женщины
Черная. Бездомные, кошки, женщины


Пьяная дорожка. Легкое М
Пьяная дорожка. Легкое М



станции
Асахаровская станция
Асахаровская


Изобразительный сад. Галлерея
Изобразительный сад


Пьянь мерзкая станция
Пьянь мерзкая


Проспект лузеристов станция
Проспект лузеристов


Конечная
Конечно я




номинация Мир ПК
AndreNalin.ru номинирован журналом "Мир ПК" в качестве лучшего сайта 2004 года

.
Генерация
№ 01524
Я люблю Москву. Москва - самый лучший город на свете.
Но поганый. Москва - самый поганый город на свете.
А самое поганое в нем то, что стоит оказаться в любом другом городе, становится ясно, что он еще более поганый, чем Москва.

#

Когда от самурая Камикадзе Харакири ушла жена, он через некоторое время сделал следующую запись: Наверное, я даже могу бросить курить, но я не могу бросить тебя.
Ergo уже в шестнадцатом веке среди самураев Японии было распространено табакокурение.

#

У нас нет тепла. У нас нет оружия. У нас нет шансов победить. Даже нет шансов начать борьбу. А если мы победим, это будет самое страшное. Но еще страшнее признать, что мир таков, каков он есть.

#

При найме - пусть даже нелегальном - молдавским рабочим надо сбривать усы. Мужские усы в Москве не считаются признаком мужского достоинства, а отращиваются для красоты. Усы же молдаван некрасивы.

#

Мне нужны только фанатичные поклонники. Поклонники! Если вы фанатичная поклонница, немедленно прекратите это читать.

#

Скажи успеху нет.

#

Я не верю, что в метро когда-нибудь может произойти теракт. Но если такое случится, то последнее, с чем расстанутся выжившие пассажиры, - это мобильные телефоны. Они будут идти в черном тоннеле по фрагментам тел, сжимая иссеченными стеклом, окровавленными руками свои мобильники.
А как еще сообщить, что все в порядке? Да и как расстаться пассажиру метро со своим главным сокровищем? Мобильник - самое ценное, что есть у москвича.

#

Хороший человек был Ларошфуко. Аристократ, храбрец, интриган, знаток женщин и блестящий циник, герцог де Ларошфуко фрондировал против Ришелье и Мазарини, составлял заговоры, командовал войсками и провинциями, вертел судьбами Франции как хотел... А остался лишь благодаря маленькой книжечке своих максим. Да и та никому на фиг не нужна.

#

Милиционеры переходят на сторону восставшего народа. Им больше не надо делать вид, будто они служат государству. От этого они испытывают такое облегчение, как шпион, вернувшийся на Родину.

#

Жить странно.

#

В конце концов, можно принимать не только верные решения. Я, например, стараюсь, чтобы процент неверных был достаточно высоким.

#

Боль - это скорлупа. От динозавров остались лишь пустые яйца. От гигантских, по-своему прекрасных существ осталась только окаменевшая боль.

#

В последние десять лет мое благосостояние неуклонно понижается, а самооценка - повышается. Это странно. Похоже, самооценка никак не связана с благосостоянием. И уж благосостояние с самооценкой - точно.
Да и не может быть между ними никакой связи, если в течение десяти лет они стремительно отдалялись друг от друга, двигаясь в противоположных направлениях по вертикальной оси. Как можно понять, сколь они далеки друг от друга, если даже трудно представить, какой высокой может быть моя самооценка после того, как она непрерывно росла десять лет.

#

В кодексе будосесинсю Дайдодзи Юдзана сказано: Самурай должен всегда помнить о смерти. Есидо Кэнко в Цуредзурэ-гуса говорит, что монах по имени Синкай имел обыкновение неподвижно сидеть дни и ночи напролет, размышляя о своем конце. А я вот совершенно не думаю о своем конце. Висит себе и висит.

#

Подтягиваются из пещер, подземелий, подвалов, коллекторов, из канализационных люков бездомные людоеды.

#

Кыргындыгынский язык. По мере того, как Москва пополнялась пришельцами из бывших союзных республик, ставших самостоятельными государствами, а не частями России, формировались своеобразные этнокультурные автономии. В этих закрытых сообществах были установлены свои местечковые конституции на основе клановой и родо-племенной этики. Этносообщества были монокультурны и вступали в контакт с внешней Москвой (то есть в реальности не с внешней, а внутренней, натуральной) только при найме квартиры, торговле на рынке, найме работников/работниц для торговли в палатке/павильоне, проверке документов милицией, найме киллеров для уничтожения конкурентов из славянских группировок. Их женщины сидели дома, и их никто не видел. Над Москвой нависала трагедия Косова, когда нас начнут бомбить объединенные силы НАТО и Лиги арабских государств. Но не такова Москва! Не такова!
Для нас нет проблем жить под оккупантами, хоть лет сорок под поляками, хоть под французами, хоть под черт знает кем. Но мы не отдадим наше Косово поле, наш сорок первый год. Конвергенция! Ее академик Сахаров придумал. Я стоял с женой около четырех часов на жестоком московском морозе к его гробу. Но не достоялся, замерз, плюнул и ушел. Жена тоже ушла. А у меня тогда была классная американская (реально - корейская, но привезенная из Америки) аляска на гагачьем пуху. А опушка на капюшоне - из койота. Вероятно, из съеденной южными корейцами собаки, но на лейбле было написано - североамериканский койот. И все равно я замерз. И жена.
Но идея конвергенции - чисто московская - после смерти Сахарова продолжала жить. Страшные бабы южных пришельцев сидели дома, чесали свои чудовищные ляжки, непрерывно говорили друг с другом и готовили жратву, жратву, жратву, но их дети ходили в школы. Их мужья, общаясь с милиционерами во время проверки документов и оплаты этой проверки, постепенно разбавляли собственную ментальность московской. Знакомство с пивом для восточных пришельцев с юга стало критическим. Конвергенция! Молодец, Сахаров!
Очень скоро новые московские народы потеряли свою самость, как и все мы. Анклавы утратили центростремительную силу. Их представители утратили смысл жизни (как и все мы). Завоеватели Дикого Запада (в нашем случае - Москвы) стали курить коноплю и слушать Greatful Dead (в нашем случае - пить водку и слушать Разенбаума). Национальности умерли. Не хочется никакого параноидального пафоса, но нельзя не признать: Москва - это тигель, великий плавильный котел, в котором сплавляется все самое агрессивное, стремящееся, воюющее, со всех сторон приезжающее, сплавляется в одну нацию. Мы - русские? Не смешите меня. Не смешите мои носки. Мы - другое. Мы столица третьего Рима. (А не Берлин). А четвертому Риму не бывать!
Но это так, реплика в сторону.
Итак, новые национальности умерли (в этносоциокультурном смысле), но их представители остались. Они выделялись среди других москвичей величиной и формой носа, более смуглой кожей, повышенной волосатостью. Утратив национальность, они массово стали испытывать комплекс невосполнимости. Ну, то же ощущение социокультурной неадекватности, которое довлеет над гражданами рухнувших империй. Так родился кыргындыгынский язык.
Кыргындыгынский имеет в своей основе смесь тюркских и ордынских языков. Его отличительной особенностью является то, что на нем легко говорить, интуитивно-просто, но его невозможно понять. Его слова, точнее, логемы не имеют определенного смысла. Правда, они имеют неопределенный смысл. Таким образом, каждое слово и каждый звук (морфема) в к.я. (кыргындыгынском языке) не имеет содержания, точнее, имеет крайне расширенное содержание - любое. Представители бывших национальностей, общающиеся на к.я., понимают друг друга интуитивно, но вынуждены в процессе переговоров иногда переходить на русский, чтобы уточнить сумму и условия договора и вообще - о чем идет речь. К.я. - язык будущего.

#

Москвичам лень говорить Здравствуйте! - да и много чести, - поэтому мы говорим Здрст или - если хотим показаться вежливыми - Здрасьте. Это непоследовательно. Слишком длинно. Официальным московским приветствием должно быть Сс.
Сс! - Сс...
- и разошлись.

#

Компьютеры надо запретить.

#

Если ввести смертную казнь за аборт, то придется расстрелять всех женщин, и их в стране не останется. Но не нужно думать, что останутся мужчины. У каждой сволочи были в жизни эпизоды, когда он кого-то заставлял делать аборт. Конечно, все это потребует некоторых следственных действий, но и всех мужчин тоже удастся расстрелять довольно скоро.

Продолжить ознакомление
прислать фотку из метро
продолжить ознакомление завтра
вынести заключение
заказать CD-диск

тИЦ andrenalin.ru

koupit viagru online
Еще сайты о метро

RSS-переход
эскалатор



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru