M andrenalin
НЕТература!

Кольцо. Все М
Главная Генерация Книга М Заключения Схема М English Карта сайта




Легенда
Кольцо. Все М
Кольцо. Все М


Строящаяся. Новое М
Строящаяся. Новое М


Не прислоняться. Правила
Не прислоняться. Правила


Фиолетово. Мне все
Фиолетово. Мне все


Цвет поноса. Революция!
Цвет поноса. Революция!


Голубое. Где все?
Голубое. Где все?


Красная. Легенды СССР
Красная. Легенды СССР


Зеленые. Геноцид + ксенофобия
Зеленые. Геноцид + ксенофобия


Звездно-полосатая. Must die!
Звездно-полосатая. Must die!


Черная. Бездомные, кошки, женщины
Черная. Бездомные, кошки, женщины


Пьяная дорожка. Легкое М
Пьяная дорожка. Легкое М



станции
Асахаровская станция
Асахаровская


Изобразительный сад. Галлерея
Изобразительный сад


Пьянь мерзкая станция
Пьянь мерзкая


Проспект лузеристов станция
Проспект лузеристов


Конечная
Конечно я




номинация Мир ПК
AndreNalin.ru номинирован журналом "Мир ПК" в качестве лучшего сайта 2004 года

.
Генерация
№ 02005
Вырвать человека из метро! Выдавить его по капле, как раба…

#

Честно говоря, метро - это Средневековье, а верхний мир, Москва, - это Возрождение. Прекрасное простодушное Средневековье и мрачные времена Возрождения.

#

В метро стало меньше пьяных. За тридцать с лишним лет наблюдений я приобрел возможность оценивать количественный состав отдельных групп граждан с процентной точностью. Пьяные сократились с пятнадцати процентов до менее процента.
Я не склонен воспринимать это как признак улучшения нравов, скорее это - изменение потребительских привычек. Раньше человек напивался после работы два раза в месяц, получив заработанные деньги, а также по случаю редких дней рождений и юбилеев. Соответственно, его организм не был привычен к разовому значительному принятию алкоголя. Двести пятьдесят грамм ломали нас (без закуски).
Это во-первых. А во-вторых, все выпивалось сразу и везлось в себе, встряхиваемое на рельсовых стыках, до самого дома. Путь пьяного тянулся от работы до квартиры, и единственное, что этот путь прерывало, были переходы в метро.
Не так теперь. Все пьют помногу и ежедневно, соответственно, организм заключает с человеком договор, по которому старается сохранить дееспособность при непревышении определенной дозы. Превышение наносит ущерб, несопоставимый с исполнением договора. Причем с обеих сторон.
А еще теперь человек вовсе не обязан пытаться выпить все сразу до конца. Его еще ждет множество соблазнительных киосков у метро, и скорее всего, заканчивать он будет непосредственно дома.
Так стирается грань между работой и жильем.

#

Существует грань между свободой художника и оскорблением чувств другого человека, и люди, которые намеренно переходят эту грань ради провокации, дешевой славы и ради того, чтобы скрыть отсутствие настоящего таланта, эти люди должны быть отторгаемы обществом.
Чаплин

#

Начальника Московского метрополитена придумал Чехов. Начальника зовут Гаев. Вы себе можете представить, чтобы так звали не литературного героя?

#

Плоские полужесткие рюкзачки - лучшее средство от толканий в спину. Толчков. Тех, кто толкает в спину, нужно называть толчки.
Чаще всего это делают женщины в возрасте утраченных иллюзий. Из-за большого количества абортов в прекрасном детородном прошлом, многолетнего нездорового питания, разрушающихся и разрушенных сосудов в головном мозге, плохой старой одежды и ненависти ко всему, что способно рассекать без всех этих последствий бытового идиотизма, данные дамы с оловянными глазами дорабатывающих до пенсии вымещают свою накопленную десятилетиями агрессивность самым простым и самым действенным способом: они дотрагиваются до вашей спины при каждом сигнале к движению. Я наблюдал. Ни разу я не видел, чтобы подобные существа (или дамы) поступали так друг с другом. Это доказывает, что в их прикосновениях есть сакральный смысл. Они жаждут передать позор своей жизни тем, кто не способен был его обрести. Они мечтают о том, чтобы молодой неженатый мужчина (вероятно, с усами) стал тещей, то есть глубоко заложенная в них сексуальная порочность прорывается через эти легкие прикосновения. И как знать, может, в них есть магия. Ненависть способна к творчеству (конечно, не стоит даже сравнивать ее в этом умении с любовью), достаточно вспомнить многочисленных сексуальных маньяков. А и там все начиналось с безобидного толчка в спину, мол, давай двигайся, молодая, здоровая, мужская скотина.

#

Рассекать в метро с удовольствием. Главный принцип, который от нас скрывают. Ему надо следовать назло.

#

Заводы пахнут тряпками.

#

Чтение газет и журналов в метро, конечно, следует запретить. С книгами другое. Книга компактна, неброска, уводит человека от реальности. (Метро - единственная реальность).
К чтению книг следует относиться нейтрально или даже его поощрять.
Полагаю, будет неплохо, если за чтение русской классики (и даже мировой) начнут предоставлять скидку на проезд. Список литературы, дающей такое право, должен быть вывешен в вестибюлях всех станций и на пересадочных узлах. Скажем, Чехов - скидка сто процентов (для свободного проезда достаточно предъявить томик контролеру), Достоевский - семьдесят процентов, Шолохов и Толстой - по пятьдесят, Булгаков как писатель коммерческий идет без скидки, Хемингуэй - скидка максимум пять процентов, за Гоголя и всех современных писателей (включая Павича), а также латиносов (включая Куэлью) может быть только наценка.

#

Честно, это даже не человеконенавистничество, а раздражение. Накопившееся, въевшееся в нас, как особая метрошная пыль в голубые корпуса вагонов.
Вот, меня, например, все раздражает. Раздражает богатство – своим безвкусием, своим гадким происхождением, своими псевдовеличием и квазисправедливостью.
Меня раздражает бедность. Бедностью. Это бессилие, эта старая и плохая одежда. Эта тупость и этот конформизм, из-за которых человек позволил себе докатиться до такого состояния. Эта безнадежность. И эта несправедливость.
Но и серединка-наполовинку, те, кто не тонут и не летают, раздражают меня безумно. Раздражают даже больше, чем бедные, и даже больше, чем богатые. Какая, в сущности, мерзость – эту умеренная сытость. Эти старые иномарки, которых нужно хотеть. Хотеть! Слава Богу, что у нас нет, не было и никогда не будет среднего класса, который раздражает уже самим своим названием. Это – говно, как Ленин говорил.

#

Плоха та книга, за которую могут не убить.

#

Вот Лев Толстой. Конечно, большой писатель. Как про Москву хорошо писать начал! Пафосно, конечно, глуповато, но хорошо. Хорошо, блин! Мол, били, долбили, не забили. Просто как про Спартак!
И что? Ведь гений, а свернул куда-то не туда. Деревня, Левин, а еще хуже - Петербург, а потом и полная фигня - ж/д между Москвой и Петербургом.
Потому-то и вышел у него творческий прокол, роман не получился. Погибла героиня от отвратительного соблюдения производственной безопасности. А кто наказан? Один Толстой. Остался без романа, а сам и виноват. Хотя и гений.

#

Пенитенциарная система в метро... Ни одна большая структура не может существовать без нее. Вон даже у ООН есть голубые каски. А метро совершенно безнаказанно. Так больше нельзя. Балки для повешения за толчки или прикосновения к спине мы отвергаем в силу нашего гуманизма. Разумной альтернативой могло бы стать сочетание высоких технологий и тупых охранников. Или, лучше, палачей. Работать эта система должна так. Повсюду установлены миниатюрные видеокамеры, фиксирующие малейшее нарушение. Нарушение анализируется компьютером, ему присваивается степень, определяется наказание.
Вот здоровый лоб толкнул дверь ногой и не придержал за собой. Все. Он занесен в базу данных. А охранник - все-таки лучше охранник, палач звучит как-то угрожающе - уже получил сообщение в маленький такой наушник с пружинкой. Едет себе нарушитель по эскалатору, и не знает, что внизу его ждет удар резиновой дубинкой по хребтине - за то, что дверь толкал ногой, и по яйцам - что дверь не придержал. Или два раза по яйцам, по яйцам, если эта дверь кого-то ударила. Мне кажется, что все это справедливо и разумно.

#

В конце концов, можно принимать не только верные решения. Я, например, стараюсь, чтобы процент неверных был достаточно высоким.

#

К революционным молдаванам и хохлам примыкают цепочки худеньких и жутких косоглазых ребят в округлых шапках. Это подтянулись с рынков вьетнамцы-нелегалы, вооруженные отнятыми у сбитых американских пилотов штурмовыми винтовками М-16 и АКМами из тайных советских поставок.

#

А не подумать ли о специальных костюмах для метро? Конечно, это должны быть комбинезоны из легких и скользких сверхсовременных дышащих материалов. Все понятно, почему.

#

Проще всего наказывать ношение дипломатов. Это такие мини-чемоданы, обтянутые кожзамом. Есть множество причин, по которым их ношение должно приравниваться к нарушению/преступлению. Во-первых, от длительной носки иногда их углы обдираются, и выступает волокнисто-нитяная основа кожезаменителя. От вида этих углов у беременных женщин могут случаться выкидыши, а у тонких натур - случаи эпилепсии. То есть фактически владельцы дипломатов - потенциальные убийцы. Во-вторых, это отвратительные предметы. И если всерьез говорить о диктатуре эстетики, то налицо настоящее преступление. В-третьих, это преступление перед самим собой. У человека не должно быть никакой ноши в руке - как у птицы небесной. Руки должны быть свободными, если только он, этот человек, не дама, которая пришла с сумочкой на прием. Но так как дипломатические и правительственные приемы не являются обыденным времяпрепровождением пассажира метро, можно пойти на определенный компромисс и разрешить сумку, висящую на плече (что, конечно, тоже нехорошо). Но руки должны быть свободными, должны свободно болтаться вдоль тела, держать книгу, придерживать дверь при входе в метро или двери вагона, чтобы опаздывающий пассажир успел в него попасть. Дипломат же полностью занимает руку. От него невозможно избавиться. Он всегда с тобой. Выход один, и он, как уже говорилось, самый простой. Охранники должны отнимать дипломаты, бросать их на гранитный пол и прыгать на них до полного расщепления.

#

Схема метро похожа на схему власти в стране. Радиальные щупальца всасывают человеческую массу, ее чаяния, устремления, надежды, принося все в центр, на станции пересадки надежд, тут происходит канализация, деньги тянутся к деньгам, кипит энергичная работа, творится умерщвление плоти, жизнь и личность превращаются в абстракции, абстракции суммируются в законы, законы нарушаются ради денег, пишутся ради денег, нарушаются вновь ради них, сами деньги превращаются в абстракции, а в конце такого непростого рабочего дня отработанный человеческий материал вновь рассылается по радиальным линиям, чтобы он смог поесть, посмотреть телевизор, потрахаться и поспать.

#

К сожалению, многих бездомных я давно не видел. Правда, некоторые знакомые типы появляются после значительного перерыва.

#

Спустился в метро - признал свое поражение. Все, жизнь не удалась, не состоялась. Состоявшийся человек не может так опускаться.
Я считаю, что попавшие в метро уже не москвичи. Это уже особая нация, какие-то метроссы.
Москвичи наверху. Они едут в своих мерседесах, сидят в офисах, едят в ресторанах. Зайдите в любой ресторан. Народу столько же, как в метро - много. Москвичи многочисленны. И конечно, они собирались в Москве не для того, чтобы ездить на метро. На метро ездят только те, у кого жизнь не удалась. Не сложилась.

Продолжить ознакомление
прислать фотку из метро
продолжить ознакомление завтра
вынести заключение
заказать CD-диск

тИЦ andrenalin.ru

koupit viagru online
Еще сайты о метро

RSS-переход
эскалатор



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru