M andrenalin
НЕТература!

Кольцо. Все М
Главная Генерация Книга М Заключения Схема М English Карта сайта




Легенда
Кольцо. Все М
Кольцо. Все М


Строящаяся. Новое М
Строящаяся. Новое М


Не прислоняться. Правила
Не прислоняться. Правила


Фиолетово. Мне все
Фиолетово. Мне все


Цвет поноса. Революция!
Цвет поноса. Революция!


Голубое. Где все?
Голубое. Где все?


Красная. Легенды СССР
Красная. Легенды СССР


Зеленые. Геноцид + ксенофобия
Зеленые. Геноцид + ксенофобия


Звездно-полосатая. Must die!
Звездно-полосатая. Must die!


Черная. Бездомные, кошки, женщины
Черная. Бездомные, кошки, женщины


Пьяная дорожка. Легкое М
Пьяная дорожка. Легкое М



станции
Асахаровская станция
Асахаровская


Изобразительный сад. Галлерея
Изобразительный сад


Пьянь мерзкая станция
Пьянь мерзкая


Проспект лузеристов станция
Проспект лузеристов


Конечная
Конечно я




номинация Мир ПК
AndreNalin.ru номинирован журналом "Мир ПК" в качестве лучшего сайта 2004 года

.
Генерация
№ 03539
Ничего, ничего, и после ядерной катастрофы люди живут. Я это видел много раз - в американских фильмах. Главное саму катастрофу - войну, вторжение инопланетян, падение астероида - пережить. А там все так или иначе наладится.

#

Мы партизаны. Но наш лес сгорел.

#

Мы уникальны. Хотя бы своей численностью. В любом поезде метро пассажиров больше, чем летающих тарелок, вмерзших в льды Антарктиды.

#

В последние десять лет мое благосостояние неуклонно понижается, а самооценка - повышается. Это странно. Похоже, самооценка никак не связана с благосостоянием. И уж благосостояние с самооценкой - точно.
Да и не может быть между ними никакой связи, если в течение десяти лет они стремительно отдалялись друг от друга, двигаясь в противоположных направлениях по вертикальной оси. Как можно понять, сколь они далеки друг от друга, если даже трудно представить, какой высокой может быть моя самооценка после того, как она непрерывно росла десять лет.

#

Кыргындыгынский язык. По мере того, как Москва пополнялась пришельцами из бывших союзных республик, ставших самостоятельными государствами, а не частями России, формировались своеобразные этнокультурные автономии. В этих закрытых сообществах были установлены свои местечковые конституции на основе клановой и родо-племенной этики. Этносообщества были монокультурны и вступали в контакт с внешней Москвой (то есть в реальности не с внешней, а внутренней, натуральной) только при найме квартиры, торговле на рынке, найме работников/работниц для торговли в палатке/павильоне, проверке документов милицией, найме киллеров для уничтожения конкурентов из славянских группировок. Их женщины сидели дома, и их никто не видел. Над Москвой нависала трагедия Косова, когда нас начнут бомбить объединенные силы НАТО и Лиги арабских государств. Но не такова Москва! Не такова!
Для нас нет проблем жить под оккупантами, хоть лет сорок под поляками, хоть под французами, хоть под черт знает кем. Но мы не отдадим наше Косово поле, наш сорок первый год. Конвергенция! Ее академик Сахаров придумал. Я стоял с женой около четырех часов на жестоком московском морозе к его гробу. Но не достоялся, замерз, плюнул и ушел. Жена тоже ушла. А у меня тогда была классная американская (реально - корейская, но привезенная из Америки) аляска на гагачьем пуху. А опушка на капюшоне - из койота. Вероятно, из съеденной южными корейцами собаки, но на лейбле было написано - североамериканский койот. И все равно я замерз. И жена.
Но идея конвергенции - чисто московская - после смерти Сахарова продолжала жить. Страшные бабы южных пришельцев сидели дома, чесали свои чудовищные ляжки, непрерывно говорили друг с другом и готовили жратву, жратву, жратву, но их дети ходили в школы. Их мужья, общаясь с милиционерами во время проверки документов и оплаты этой проверки, постепенно разбавляли собственную ментальность московской. Знакомство с пивом для восточных пришельцев с юга стало критическим. Конвергенция! Молодец, Сахаров!
Очень скоро новые московские народы потеряли свою самость, как и все мы. Анклавы утратили центростремительную силу. Их представители утратили смысл жизни (как и все мы). Завоеватели Дикого Запада (в нашем случае - Москвы) стали курить коноплю и слушать Greatful Dead (в нашем случае - пить водку и слушать Разенбаума). Национальности умерли. Не хочется никакого параноидального пафоса, но нельзя не признать: Москва - это тигель, великий плавильный котел, в котором сплавляется все самое агрессивное, стремящееся, воюющее, со всех сторон приезжающее, сплавляется в одну нацию. Мы - русские? Не смешите меня. Не смешите мои носки. Мы - другое. Мы столица третьего Рима. (А не Берлин). А четвертому Риму не бывать!
Но это так, реплика в сторону.
Итак, новые национальности умерли (в этносоциокультурном смысле), но их представители остались. Они выделялись среди других москвичей величиной и формой носа, более смуглой кожей, повышенной волосатостью. Утратив национальность, они массово стали испытывать комплекс невосполнимости. Ну, то же ощущение социокультурной неадекватности, которое довлеет над гражданами рухнувших империй. Так родился кыргындыгынский язык.
Кыргындыгынский имеет в своей основе смесь тюркских и ордынских языков. Его отличительной особенностью является то, что на нем легко говорить, интуитивно-просто, но его невозможно понять. Его слова, точнее, логемы не имеют определенного смысла. Правда, они имеют неопределенный смысл. Таким образом, каждое слово и каждый звук (морфема) в к.я. (кыргындыгынском языке) не имеет содержания, точнее, имеет крайне расширенное содержание - любое. Представители бывших национальностей, общающиеся на к.я., понимают друг друга интуитивно, но вынуждены в процессе переговоров иногда переходить на русский, чтобы уточнить сумму и условия договора и вообще - о чем идет речь. К.я. - язык будущего.

#

Нужно запретить продавать женщинам мобильные телефоны. А милиционерам разрешить забирать мобильные у женщин себе. Это будет эффективно.

#

Весть саспенс - в попсе. Прощай, а я не верил, что такая будет боль. Что может быть лучше, правдивей.

#

Предположив, что мэр Москвы Лажков может на меня за что-нибудь обидеться, я решил переставить буквы в его фамилии. Получилось Жалков. То есть получилось, что я пишу правду с издевательскими целями.
Тогда я решил буквы заменить. Вышло Жульков. Совсем скверно.
Так пусть уж остается Лажковым, и пусть ему мои заметки никогда не попадутся на глаза.

#

Я, конечно, противник смертной казни. Сама мысль о том, что общество может лишить жизни человека, глубоко мне противна.
Но есть ряд преступлений, за которые нужно расстреливать на месте - без суда и следствия. Так сказать, в рамках гражданского действия.

#

В СССР питьевая газированная вода типа бон аква или аква минерале не продавалась в пластиковых бутылках, а бесплатно наливалась в стаканы специальными автоматами. Подходишь, нажимаешь на кнопочку - и пей сколько хочешь стаканов.

#

Мы евреи в лагере смерти. Были у них там печи в бараках? Наверное были, немецкий орднунг. Мы евреи в концлагере. Но без тепла.

#

Надо проносить в спичечных коробках песок и высыпать его в метро. Не все же таскать в них марихуану.

#

Напрасно девочки ходят в музыкальную школу, напрасно на фигурное катание и в церковь. Все равно каждая из них встретит алкоголика, который растопчет ее жизнь.
И даже если девочка-девушка станет читать Космо, чтобы стать сучкой, стервой и жабой, и станет эгоистичной сучкой, которая любит только саму себя, все равно ее алкоголик растопчет ее стервозную жизнь.
Как у каждого человека есть ангел-хранитель, так у каждой женщины есть алкоголик, предназначенный ей.
И это не бес и не ангел, от него не спрятаться, не уйти, найдет, догонит и растопчет. Это как прекрасный принц, встречи с которым подсознательно ждет каждая девочка-девушка-женщина.

#

Ниньзя метро пройдет свой путь от станции, где он сядет, до станции, где слезет, и никого не заметит. Им не будет замечен никто.

#

Ненависть не способна заменить любовь. Вертолет не заменит такси, он для другого. А презрение - прекрасный заменитель любви, как метро - заменитель такси. Доедешь точно, может, даже быстрее и наверняка без неожиданностей. Метро - такси нищих, презрение - их же любовь.

#

Недолелки, неполадки.
Неполадки, недоделки.

#

К сожалению, собирая пустые алюминиевые банки, бездомные не используют одноразовые мешки для мусора, как это делают негры в Нью-Йорке. Наши бездомные отдают предпочтение многоразовым клетчатым сумкам с ручками, сделанным из такой пластиковой рогожки, которые быстро приобретают неопрятный грязный вид.
Эти же клетчатые сумки из пластиковой рогожки используются на вещевых рынках и уличными торговцами для доставки товара. Они отвратительны. Их, конечно, нужно запретить, но не думаю, что московское правительство, сросшееся с вещевыми рынками, пойдет на такой шаг. А у федерального правительства есть дела поважнее, чем изведение клетчатых сумок, например, экспорт нефти или сокращение населения.
Остается надеяться, что по каким-то причинам все произойдет естественным, в духе либерализма путем, и бездомные перестанут цепляться за эту свою собственность, перейдя, как в Нью-Йорке, на одноразовые черные пакеты для мусора. Они легче и в них можно спать.

#

В день, когда в метро перестанут пускать бездомных, из сердца Москвы будут выбиты последние искорки гуманизма. Гуманизм умрет, чтобы никогда больше не возродиться. Страшно подумать, какой страшной будет кара за это страшное преступление.

#

Я - бело-рыжий клоун.

#

Женщины стоят дешевле водки. В смысле, водка обходится дороже. Ну и вообще.

Продолжить ознакомление
прислать фотку из метро
продолжить ознакомление завтра
вынести заключение
заказать CD-диск

тИЦ andrenalin.ru

koupit viagru online
Еще сайты о метро

RSS-переход
эскалатор



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru