M andrenalin
НЕТература!

Кольцо. Все М
Главная Генерация Книга М Заключения Схема М English Карта сайта




Легенда
Кольцо. Все М
Кольцо. Все М


Строящаяся. Новое М
Строящаяся. Новое М


Не прислоняться. Правила
Не прислоняться. Правила


Фиолетово. Мне все
Фиолетово. Мне все


Цвет поноса. Революция!
Цвет поноса. Революция!


Голубое. Где все?
Голубое. Где все?


Красная. Легенды СССР
Красная. Легенды СССР


Зеленые. Геноцид + ксенофобия
Зеленые. Геноцид + ксенофобия


Звездно-полосатая. Must die!
Звездно-полосатая. Must die!


Черная. Бездомные, кошки, женщины
Черная. Бездомные, кошки, женщины


Пьяная дорожка. Легкое М
Пьяная дорожка. Легкое М



станции
Асахаровская станция
Асахаровская


Изобразительный сад. Галлерея
Изобразительный сад


Пьянь мерзкая станция
Пьянь мерзкая


Проспект лузеристов станция
Проспект лузеристов


Конечная
Конечно я




номинация Мир ПК
AndreNalin.ru номинирован журналом "Мир ПК" в качестве лучшего сайта 2004 года

.
Генерация
№ 05997
Бездомные. Нет их столько во всей стране, сколько в Москве, и нет во всей Москве, сколько в метро. Многих я уже знаю в лицо. Или в замену лица.

#

Сколько денег нужно для жизни в Москве? Ответ прост. Четыре тысячи долларов. Больше все равно за месяц не сожрать. Но это если у вас своя квартира. А машина в Москве не нужна. Для жителей нижнего мира есть метро. А верхнего - частник.

#

Я - неизвестный герой неизвестно чего.

#

Женщина в возрасте после последнего аборта.

#

Ненавижу баб. Ненавижу настолько, что стал бы голубым. Но все голубые - пидоры, а пидоров я ненавижу еще больше, чем баб.
Нам-то еще хорошо, у нас бабы красивые. А каково американцам? Был бы я американцем, точно стал бы пидором. Они все, кстати и стали. Все американцы - пидоры.

#

DCM – дресс-код для метро. Подумать.

#

Плоские полужесткие рюкзачки - лучшее средство от толканий в спину. Толчков. Тех, кто толкает в спину, нужно называть толчки.
Чаще всего это делают женщины в возрасте утраченных иллюзий. Из-за большого количества абортов в прекрасном детородном прошлом, многолетнего нездорового питания, разрушающихся и разрушенных сосудов в головном мозге, плохой старой одежды и ненависти ко всему, что способно рассекать без всех этих последствий бытового идиотизма, данные дамы с оловянными глазами дорабатывающих до пенсии вымещают свою накопленную десятилетиями агрессивность самым простым и самым действенным способом: они дотрагиваются до вашей спины при каждом сигнале к движению. Я наблюдал. Ни разу я не видел, чтобы подобные существа (или дамы) поступали так друг с другом. Это доказывает, что в их прикосновениях есть сакральный смысл. Они жаждут передать позор своей жизни тем, кто не способен был его обрести. Они мечтают о том, чтобы молодой неженатый мужчина (вероятно, с усами) стал тещей, то есть глубоко заложенная в них сексуальная порочность прорывается через эти легкие прикосновения. И как знать, может, в них есть магия. Ненависть способна к творчеству (конечно, не стоит даже сравнивать ее в этом умении с любовью), достаточно вспомнить многочисленных сексуальных маньяков. А и там все начиналось с безобидного толчка в спину, мол, давай двигайся, молодая, здоровая, мужская скотина.

#

В метро стало меньше пьяных. За тридцать с лишним лет наблюдений я приобрел возможность оценивать количественный состав отдельных групп граждан с процентной точностью. Пьяные сократились с пятнадцати процентов до менее процента.
Я не склонен воспринимать это как признак улучшения нравов, скорее это - изменение потребительских привычек. Раньше человек напивался после работы два раза в месяц, получив заработанные деньги, а также по случаю редких дней рождений и юбилеев. Соответственно, его организм не был привычен к разовому значительному принятию алкоголя. Двести пятьдесят грамм ломали нас (без закуски).
Это во-первых. А во-вторых, все выпивалось сразу и везлось в себе, встряхиваемое на рельсовых стыках, до самого дома. Путь пьяного тянулся от работы до квартиры, и единственное, что этот путь прерывало, были переходы в метро.
Не так теперь. Все пьют помногу и ежедневно, соответственно, организм заключает с человеком договор, по которому старается сохранить дееспособность при непревышении определенной дозы. Превышение наносит ущерб, несопоставимый с исполнением договора. Причем с обеих сторон.
А еще теперь человек вовсе не обязан пытаться выпить все сразу до конца. Его еще ждет множество соблазнительных киосков у метро, и скорее всего, заканчивать он будет непосредственно дома.
Так стирается грань между работой и жильем.

#

Ну вот я напишу: шире разжигайте классовую рознь. Ну написал. Что меня теперь в тюрьму сажать? Лет на четырнадцать...

#

Лучших мастеров тянет под землю. Подземка Бессона, Подполье Кустурицы. Наверное, у Китано тоже есть что-нибудь про метро, но я недостаточно хорошо знаю творчество этого японского кинорежиссера.

#

Ежедневное количество человеческих жертв в московском метро сравнимо разве что с Диснейлендом. А там жизни простых американцев кладутся тысячами на алтарь ушастого паразита в крови православных и мусульманских младенцев.

#

Вырвать человека из метро! Выдавить его по капле, как раба…

#

Чтение газет и журналов (периодики) в метро следует запретить.
Газеты (включая таблоиды, формат А3) обладают неудобным для окружающих размером. Они упираются в различные места тела других пассажиров, вызывая их раздражение и повышая их агрессивность. С учетом перманентной опасности стихийных народных волнений излишняя агрессивность нам ни к чему.
С журналами все еще более ясно. Так как более половины из них являются порнографическими, а остальные используют порно для оформления, а реклама в тех и других - порно в чистом виде, журналы отвлекают внимание других пассажиров, мешают им изучать карту метро и правила поведения на метрополитене, разглядывать друг друга, думать о жизни, строить планы, мечтать.
На это нам могут ответить, что, если чтение периодики в метро запретить, то тогда все издания разорятся, и все журналисты станут безработными. На это мы можем ответить: и очень хорошо.

#

Кыргындыгынский язык. По мере того, как Москва пополнялась пришельцами из бывших союзных республик, ставших самостоятельными государствами, а не частями России, формировались своеобразные этнокультурные автономии. В этих закрытых сообществах были установлены свои местечковые конституции на основе клановой и родо-племенной этики. Этносообщества были монокультурны и вступали в контакт с внешней Москвой (то есть в реальности не с внешней, а внутренней, натуральной) только при найме квартиры, торговле на рынке, найме работников/работниц для торговли в палатке/павильоне, проверке документов милицией, найме киллеров для уничтожения конкурентов из славянских группировок. Их женщины сидели дома, и их никто не видел. Над Москвой нависала трагедия Косова, когда нас начнут бомбить объединенные силы НАТО и Лиги арабских государств. Но не такова Москва! Не такова!
Для нас нет проблем жить под оккупантами, хоть лет сорок под поляками, хоть под французами, хоть под черт знает кем. Но мы не отдадим наше Косово поле, наш сорок первый год. Конвергенция! Ее академик Сахаров придумал. Я стоял с женой около четырех часов на жестоком московском морозе к его гробу. Но не достоялся, замерз, плюнул и ушел. Жена тоже ушла. А у меня тогда была классная американская (реально - корейская, но привезенная из Америки) аляска на гагачьем пуху. А опушка на капюшоне - из койота. Вероятно, из съеденной южными корейцами собаки, но на лейбле было написано - североамериканский койот. И все равно я замерз. И жена.
Но идея конвергенции - чисто московская - после смерти Сахарова продолжала жить. Страшные бабы южных пришельцев сидели дома, чесали свои чудовищные ляжки, непрерывно говорили друг с другом и готовили жратву, жратву, жратву, но их дети ходили в школы. Их мужья, общаясь с милиционерами во время проверки документов и оплаты этой проверки, постепенно разбавляли собственную ментальность московской. Знакомство с пивом для восточных пришельцев с юга стало критическим. Конвергенция! Молодец, Сахаров!
Очень скоро новые московские народы потеряли свою самость, как и все мы. Анклавы утратили центростремительную силу. Их представители утратили смысл жизни (как и все мы). Завоеватели Дикого Запада (в нашем случае - Москвы) стали курить коноплю и слушать Greatful Dead (в нашем случае - пить водку и слушать Разенбаума). Национальности умерли. Не хочется никакого параноидального пафоса, но нельзя не признать: Москва - это тигель, великий плавильный котел, в котором сплавляется все самое агрессивное, стремящееся, воюющее, со всех сторон приезжающее, сплавляется в одну нацию. Мы - русские? Не смешите меня. Не смешите мои носки. Мы - другое. Мы столица третьего Рима. (А не Берлин). А четвертому Риму не бывать!
Но это так, реплика в сторону.
Итак, новые национальности умерли (в этносоциокультурном смысле), но их представители остались. Они выделялись среди других москвичей величиной и формой носа, более смуглой кожей, повышенной волосатостью. Утратив национальность, они массово стали испытывать комплекс невосполнимости. Ну, то же ощущение социокультурной неадекватности, которое довлеет над гражданами рухнувших империй. Так родился кыргындыгынский язык.
Кыргындыгынский имеет в своей основе смесь тюркских и ордынских языков. Его отличительной особенностью является то, что на нем легко говорить, интуитивно-просто, но его невозможно понять. Его слова, точнее, логемы не имеют определенного смысла. Правда, они имеют неопределенный смысл. Таким образом, каждое слово и каждый звук (морфема) в к.я. (кыргындыгынском языке) не имеет содержания, точнее, имеет крайне расширенное содержание - любое. Представители бывших национальностей, общающиеся на к.я., понимают друг друга интуитивно, но вынуждены в процессе переговоров иногда переходить на русский, чтобы уточнить сумму и условия договора и вообще - о чем идет речь. К.я. - язык будущего.

#

Что же это за город за такой, где белый-белый волшебный снег сразу превращается в черную-черную грязь?

#

Нищие полезны. Не все, конечно, а только инвалиды.
Глядя на эти обрубки, пассажиры, во-первых, ощущают толчок забытого милосердия, во-вторых, чувствуют брезгливость, а значит, они еще способны ее чувствовать, в-третьих понимают, что у них самих не все так плохо, а в-четвертых, испытывают смутное ощущение, что и у них может быть так… А может!

#

Женщин в метро желательно не пускать. Во всяком случае, начиная с детородного и кончая постаботным периодом.

#

Жизнь бандита красива, но коротка. Да и некрасива.

#

Милиционеры - это полицаи оккупантов. Сами оккупанты - в немецких машинах BMW‚ и мерседес.

Продолжить ознакомление
прислать фотку из метро
продолжить ознакомление завтра
вынести заключение
заказать CD-диск

тИЦ andrenalin.ru

koupit viagru online
Еще сайты о метро

RSS-переход
эскалатор



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru