M andrenalin
НЕТература!

Фиолетово. Мне все
Главная Генерация Книга М Заключения Схема М English Карта сайта




Легенда
Кольцо. Все М
Кольцо. Все М


Строящаяся. Новое М
Строящаяся. Новое М


Не прислоняться. Правила
Не прислоняться. Правила


Фиолетово. Мне все
Фиолетово. Мне все


Цвет поноса. Революция!
Цвет поноса. Революция!


Голубое. Где все?
Голубое. Где все?


Красная. Легенды СССР
Красная. Легенды СССР


Зеленые. Геноцид + ксенофобия
Зеленые. Геноцид + ксенофобия


Звездно-полосатая. Must die!
Звездно-полосатая. Must die!


Черная. Бездомные, кошки, женщины
Черная. Бездомные, кошки, женщины


Пьяная дорожка. Легкое М
Пьяная дорожка. Легкое М



станции
Асахаровская станция
Асахаровская


Изобразительный сад. Галлерея
Изобразительный сад


Пьянь мерзкая станция
Пьянь мерзкая


Проспект лузеристов станция
Проспект лузеристов


Конечная
Конечно я




номинация Мир ПК
AndreNalin.ru номинирован журналом "Мир ПК" в качестве лучшего сайта 2004 года

.
Генерация
№ 01799
Если Корея - Страна утренней свежести, то Россия - Страна утренней тяжести.

#

В Москве люди занимаются делами бесполезными (не приносящими пользы). Или вредными (приносящими вред). Бесполезные: врачи, учителя, журналисты, депутаты. Вредные: министры, менты, бизнесмены, таджики.

#

Заниматься онанизмом не хочется, но надо.

#

Из дверей вагона я всегда выхожу последним, потому что уважаю себя и других пассажиров. Не толкаться же. Но входящие в вагон тут начинают, толкаясь, лезть вперед, чтобы занять удобные места. Они с вытаращенными глазами лезут прямо на меня, и мне ничего не остается, кроме как бить в ближайший лоб романом Ветер, который я сжимаю в руке. Если выйдет издание в твердой обложке - что вряд ли - я его обязательно куплю, чтобы пустые головы гудели.

#

Видел на стене вагона рекламу: Джин-тоник. Запас оптимизма. Что за чушь! Правильно было бы: разведенный этиловый спирт с химическими добавками и сахаром. И далее по тексту.

#

Да, вы можете спросить, кто такой Разенбаума. Разенбаума - это такой полноватый длинноволосый юноша без тени растительности на лице, который поет в сопровождении оркестра конфеточным голосом песни, состоящие из пафоса, сентиментальности и дурного вкуса, В общем, то, что нужно людям. Про что поет не знаю, мне было дурно от самого звучания. Это еще хуже Поющих Ляжек. Хотя хуже Пугачевой ничего не может быть.

#

Человеческие коктейли. Семьдесят процентов трусости, тридцать процентов жадности - Зеленый Подлец. А если наоборот - Синий.

#

Не нужно встречаться с действительностью. Отмените встречу.

#

Я поездил по миру. В нью-йоркской подземке ездил с неграми американскими, в парижском метро - с парижскими, в лондонской трубе-тьюбе - с английскими неграми…
Но нигде нет такого, как у нас. Везде метро - езда. У нас - жизнь. Везде - транспорт. У нас - бытие. Мы негры имени Ленина.

#

Случайно тут оказался на новом маршруте. Все стало фиолетово. Таганско-Краснопресненская линия - рабоче-крестьянская. Наблюдения над экс-гегемонами. Рассказывают неинтересные истории. Постоянно поминают (в смысле, вспоминают) родственников именно по их родственническим титулам. Говорят то, что собеседник уже знает. Повторяются. И вообще все время говорят. И не ругаются матом. Вероятно, буржуазная машина оглупления оглупила их окончательно. Окончательное оглупление - это окончательное счастье. Счастье нужно запретить.

#

Кыргындыгынский язык. По мере того, как Москва пополнялась пришельцами из бывших союзных республик, ставших самостоятельными государствами, а не частями России, формировались своеобразные этнокультурные автономии. В этих закрытых сообществах были установлены свои местечковые конституции на основе клановой и родо-племенной этики. Этносообщества были монокультурны и вступали в контакт с внешней Москвой (то есть в реальности не с внешней, а внутренней, натуральной) только при найме квартиры, торговле на рынке, найме работников/работниц для торговли в палатке/павильоне, проверке документов милицией, найме киллеров для уничтожения конкурентов из славянских группировок. Их женщины сидели дома, и их никто не видел. Над Москвой нависала трагедия Косова, когда нас начнут бомбить объединенные силы НАТО и Лиги арабских государств. Но не такова Москва! Не такова!
Для нас нет проблем жить под оккупантами, хоть лет сорок под поляками, хоть под французами, хоть под черт знает кем. Но мы не отдадим наше Косово поле, наш сорок первый год. Конвергенция! Ее академик Сахаров придумал. Я стоял с женой около четырех часов на жестоком московском морозе к его гробу. Но не достоялся, замерз, плюнул и ушел. Жена тоже ушла. А у меня тогда была классная американская (реально - корейская, но привезенная из Америки) аляска на гагачьем пуху. А опушка на капюшоне - из койота. Вероятно, из съеденной южными корейцами собаки, но на лейбле было написано - североамериканский койот. И все равно я замерз. И жена.
Но идея конвергенции - чисто московская - после смерти Сахарова продолжала жить. Страшные бабы южных пришельцев сидели дома, чесали свои чудовищные ляжки, непрерывно говорили друг с другом и готовили жратву, жратву, жратву, но их дети ходили в школы. Их мужья, общаясь с милиционерами во время проверки документов и оплаты этой проверки, постепенно разбавляли собственную ментальность московской. Знакомство с пивом для восточных пришельцев с юга стало критическим. Конвергенция! Молодец, Сахаров!
Очень скоро новые московские народы потеряли свою самость, как и все мы. Анклавы утратили центростремительную силу. Их представители утратили смысл жизни (как и все мы). Завоеватели Дикого Запада (в нашем случае - Москвы) стали курить коноплю и слушать Greatful Dead (в нашем случае - пить водку и слушать Разенбаума). Национальности умерли. Не хочется никакого параноидального пафоса, но нельзя не признать: Москва - это тигель, великий плавильный котел, в котором сплавляется все самое агрессивное, стремящееся, воюющее, со всех сторон приезжающее, сплавляется в одну нацию. Мы - русские? Не смешите меня. Не смешите мои носки. Мы - другое. Мы столица третьего Рима. (А не Берлин). А четвертому Риму не бывать!
Но это так, реплика в сторону.
Итак, новые национальности умерли (в этносоциокультурном смысле), но их представители остались. Они выделялись среди других москвичей величиной и формой носа, более смуглой кожей, повышенной волосатостью. Утратив национальность, они массово стали испытывать комплекс невосполнимости. Ну, то же ощущение социокультурной неадекватности, которое довлеет над гражданами рухнувших империй. Так родился кыргындыгынский язык.
Кыргындыгынский имеет в своей основе смесь тюркских и ордынских языков. Его отличительной особенностью является то, что на нем легко говорить, интуитивно-просто, но его невозможно понять. Его слова, точнее, логемы не имеют определенного смысла. Правда, они имеют неопределенный смысл. Таким образом, каждое слово и каждый звук (морфема) в к.я. (кыргындыгынском языке) не имеет содержания, точнее, имеет крайне расширенное содержание - любое. Представители бывших национальностей, общающиеся на к.я., понимают друг друга интуитивно, но вынуждены в процессе переговоров иногда переходить на русский, чтобы уточнить сумму и условия договора и вообще - о чем идет речь. К.я. - язык будущего.

#

Честно, это даже не человеконенавистничество, а раздражение. Накопившееся, въевшееся в нас, как особая метрошная пыль в голубые корпуса вагонов.
Вот, меня, например, все раздражает. Раздражает богатство – своим безвкусием, своим гадким происхождением, своими псевдовеличием и квазисправедливостью.
Меня раздражает бедность. Бедностью. Это бессилие, эта старая и плохая одежда. Эта тупость и этот конформизм, из-за которых человек позволил себе докатиться до такого состояния. Эта безнадежность. И эта несправедливость.
Но и серединка-наполовинку, те, кто не тонут и не летают, раздражают меня безумно. Раздражают даже больше, чем бедные, и даже больше, чем богатые. Какая, в сущности, мерзость – эту умеренная сытость. Эти старые иномарки, которых нужно хотеть. Хотеть! Слава Богу, что у нас нет, не было и никогда не будет среднего класса, который раздражает уже самим своим названием. Это – говно, как Ленин говорил.

#

Жизнь после смерти - вовсе не такая веселая штука, как кажется.

#

На самом деле смерть не столь уж не страшна, как кажется.

#

Ненависть, в которую не влита мера любви, не имеет силы.
М-да…
Ни хрена не понимаю, что это такое я сейчас написал.

#

Жить больно.

#

Приближаются выборы. Телевизор маразмеет. Вот характерный пример политической рекламы. Придурковатый шахматист-любитель раз за разом проигрывает более сильному. Мат, мат, мат… Может, еще партейку? Победитель в клетчатой рубашке смахивает фигуры с доски. Слоган: Надоели слабые партейки. Нам нужна сильная партия. Партия Мужества и Силы. ПМС - то, что нужно всем нам.
А еще есть старый мудак Райков. Что-то бормочет, а во рту - каша. Зрелище по-настоящему отвратное.

#

Я - бомжеватый патриций.

#

На подходе к станции метро Выхино пахнет зоопарком. Я люблю московский зоопарк, и мне всегда хотелось понять, чем он пахнет. Зверями? Говном? Наверное, и тем, и тем. Звериным говном. Выхино пахнет звериным говном.

#

Из метро лучше вообще не выходить. Сейчас вышел из метро, увидел Бялко. Если, кто не знает, что и где это такое, лучше и не узнавать. Шел, значит, этот шоумен-бизнесмен по Тверской и думал, узнают ли на улице его все или не все. А я подумал, вот упадет тебе по башке кусок штукатурки, и нет тебя, Бялко. Прошлый раз я видел его в грузовом терминале Шереметьева, когда встречал из Германии гроб с телом друга. Шустрил что-то Бялко, бегал с бумажками.

Продолжить ознакомление
прислать фотку из метро
продолжить ознакомление завтра
вынести заключение
заказать CD-диск

тИЦ andrenalin.ru

Еще сайты о метро

RSS-переход
эскалатор



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru