M andrenalin
НЕТература!

Фиолетово. Мне все
Главная Генерация Книга М Заключения Схема М English Карта сайта




Легенда
Кольцо. Все М
Кольцо. Все М


Строящаяся. Новое М
Строящаяся. Новое М


Не прислоняться. Правила
Не прислоняться. Правила


Фиолетово. Мне все
Фиолетово. Мне все


Цвет поноса. Революция!
Цвет поноса. Революция!


Голубое. Где все?
Голубое. Где все?


Красная. Легенды СССР
Красная. Легенды СССР


Зеленые. Геноцид + ксенофобия
Зеленые. Геноцид + ксенофобия


Звездно-полосатая. Must die!
Звездно-полосатая. Must die!


Черная. Бездомные, кошки, женщины
Черная. Бездомные, кошки, женщины


Пьяная дорожка. Легкое М
Пьяная дорожка. Легкое М



станции
Асахаровская станция
Асахаровская


Изобразительный сад. Галлерея
Изобразительный сад


Пьянь мерзкая станция
Пьянь мерзкая


Проспект лузеристов станция
Проспект лузеристов


Конечная
Конечно я




номинация Мир ПК
AndreNalin.ru номинирован журналом "Мир ПК" в качестве лучшего сайта 2004 года

.
Генерация
№ 05912
Нас немного. Данте, я… И все, пожалуй.

#

В Москве полезным делом занимаются только таджики. Строят дома. Да и то вредным. Жить-то в них будут те, кто не занимается ничем полезным.

#

Вы будете лизать наши сапоги!
..............
Бутик парижской обуви Се-ля-ви

#

Я на девяносто процентов состою из спермы. Я могу совершать зачатие пальцем.

#

Я не верю, что в метро когда-нибудь может произойти теракт. Но если такое случится, то последнее, с чем расстанутся выжившие пассажиры, - это мобильные телефоны. Они будут идти в черном тоннеле по фрагментам тел, сжимая иссеченными стеклом, окровавленными руками свои мобильники.
А как еще сообщить, что все в порядке? Да и как расстаться пассажиру метро со своим главным сокровищем? Мобильник - самое ценное, что есть у москвича.

#

Эй, кто-нибудь знает, кто такая Дженифер Лопес? Никто не отвечает, никто не знает. Вот так всегда. Все только и говорят Дженифер Лопес, Дженифер Лопес... А кто это такая, не знает никто.

#

Мы победили коммунизм. За это мы всегда можем выпивать на работе. Мы проиграли коммунизм. И за это - тоже.

#

Начальника Московского метрополитена придумал Чехов. Начальника зовут Гаев. Вы себе можете представить, чтобы так звали не литературного героя?

#

Русский человек от хорошей жизни грузнеет, жиреет, тупеет и умирает.

#

Наркотики - особенно тяжелые - удивительно органичная для нас вещь. От советских времен у каждого из нас осталось достаточно средств на наркотики, достаточно на всю жизнь. А когда квартира уйдет - куда они уходят? - уйдет и жизнь. Только все с самого начала нужно определить и с самим собой решить. Кончится квартира, кончится и жизнь.

#

Человек метро. Если он выйдет из него - умрет. Как Ихтиандр.

#

Если бы моя жена решила написать про меня книгу, то она называлась бы Пятнадцать лет с пьяным куском жира.

#

Лучших мастеров тянет под землю. Подземка Бессона, Подполье Кустурицы. Наверное, у Китано тоже есть что-нибудь про метро, но я недостаточно хорошо знаю творчество этого японского кинорежиссера.

#

Остатки любви - сломанные зубы. Режут щеки изнутри.

#

Добро должно быть с кулаками. Кулаки должны беречь свое добро, не отдавать его, оставлять при себе. А то станут середняками или даже бедняками.

#

Ну, сколько нас сегодня гениев, Роман Неумоев да я. Впрочем, нет. Один Неумоев.

#

К моим русским читателям
Хотя любое сходство с реальными событиями в романе Ветер является случайным (да и не может быть такого сходства в новой демократической России), я все-таки решил рассказать об одном странном случае, который повлек за собой череду других загадочных происшествий. По прошествии времени вся эта необычная история увенчалась созданием моего романа.
Я тогда работал в Москве корреспондентом крупной парижской газеты. Естественно, изредка в мои руки попадала информация, которая...

#

Если мои записки случайно попадут в чужие руки, то меня сразу обвинят во всех смертных грехах. И только в антисемитизме обвинить не смогут. Не выйдет, ха-ха. Я не дам повода.

#

Кыргындыгынский язык. По мере того, как Москва пополнялась пришельцами из бывших союзных республик, ставших самостоятельными государствами, а не частями России, формировались своеобразные этнокультурные автономии. В этих закрытых сообществах были установлены свои местечковые конституции на основе клановой и родо-племенной этики. Этносообщества были монокультурны и вступали в контакт с внешней Москвой (то есть в реальности не с внешней, а внутренней, натуральной) только при найме квартиры, торговле на рынке, найме работников/работниц для торговли в палатке/павильоне, проверке документов милицией, найме киллеров для уничтожения конкурентов из славянских группировок. Их женщины сидели дома, и их никто не видел. Над Москвой нависала трагедия Косова, когда нас начнут бомбить объединенные силы НАТО и Лиги арабских государств. Но не такова Москва! Не такова!
Для нас нет проблем жить под оккупантами, хоть лет сорок под поляками, хоть под французами, хоть под черт знает кем. Но мы не отдадим наше Косово поле, наш сорок первый год. Конвергенция! Ее академик Сахаров придумал. Я стоял с женой около четырех часов на жестоком московском морозе к его гробу. Но не достоялся, замерз, плюнул и ушел. Жена тоже ушла. А у меня тогда была классная американская (реально - корейская, но привезенная из Америки) аляска на гагачьем пуху. А опушка на капюшоне - из койота. Вероятно, из съеденной южными корейцами собаки, но на лейбле было написано - североамериканский койот. И все равно я замерз. И жена.
Но идея конвергенции - чисто московская - после смерти Сахарова продолжала жить. Страшные бабы южных пришельцев сидели дома, чесали свои чудовищные ляжки, непрерывно говорили друг с другом и готовили жратву, жратву, жратву, но их дети ходили в школы. Их мужья, общаясь с милиционерами во время проверки документов и оплаты этой проверки, постепенно разбавляли собственную ментальность московской. Знакомство с пивом для восточных пришельцев с юга стало критическим. Конвергенция! Молодец, Сахаров!
Очень скоро новые московские народы потеряли свою самость, как и все мы. Анклавы утратили центростремительную силу. Их представители утратили смысл жизни (как и все мы). Завоеватели Дикого Запада (в нашем случае - Москвы) стали курить коноплю и слушать Greatful Dead (в нашем случае - пить водку и слушать Разенбаума). Национальности умерли. Не хочется никакого параноидального пафоса, но нельзя не признать: Москва - это тигель, великий плавильный котел, в котором сплавляется все самое агрессивное, стремящееся, воюющее, со всех сторон приезжающее, сплавляется в одну нацию. Мы - русские? Не смешите меня. Не смешите мои носки. Мы - другое. Мы столица третьего Рима. (А не Берлин). А четвертому Риму не бывать!
Но это так, реплика в сторону.
Итак, новые национальности умерли (в этносоциокультурном смысле), но их представители остались. Они выделялись среди других москвичей величиной и формой носа, более смуглой кожей, повышенной волосатостью. Утратив национальность, они массово стали испытывать комплекс невосполнимости. Ну, то же ощущение социокультурной неадекватности, которое довлеет над гражданами рухнувших империй. Так родился кыргындыгынский язык.
Кыргындыгынский имеет в своей основе смесь тюркских и ордынских языков. Его отличительной особенностью является то, что на нем легко говорить, интуитивно-просто, но его невозможно понять. Его слова, точнее, логемы не имеют определенного смысла. Правда, они имеют неопределенный смысл. Таким образом, каждое слово и каждый звук (морфема) в к.я. (кыргындыгынском языке) не имеет содержания, точнее, имеет крайне расширенное содержание - любое. Представители бывших национальностей, общающиеся на к.я., понимают друг друга интуитивно, но вынуждены в процессе переговоров иногда переходить на русский, чтобы уточнить сумму и условия договора и вообще - о чем идет речь. К.я. - язык будущего.

Продолжить ознакомление
прислать фотку из метро
продолжить ознакомление завтра
вынести заключение
заказать CD-диск

тИЦ andrenalin.ru

Еще сайты о метро

RSS-переход
эскалатор



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru