M andrenalin
НЕТература!

Фиолетово. Мне все
Главная Генерация Книга М Заключения Схема М English Карта сайта




Легенда
Кольцо. Все М
Кольцо. Все М


Строящаяся. Новое М
Строящаяся. Новое М


Не прислоняться. Правила
Не прислоняться. Правила


Фиолетово. Мне все
Фиолетово. Мне все


Цвет поноса. Революция!
Цвет поноса. Революция!


Голубое. Где все?
Голубое. Где все?


Красная. Легенды СССР
Красная. Легенды СССР


Зеленые. Геноцид + ксенофобия
Зеленые. Геноцид + ксенофобия


Звездно-полосатая. Must die!
Звездно-полосатая. Must die!


Черная. Бездомные, кошки, женщины
Черная. Бездомные, кошки, женщины


Пьяная дорожка. Легкое М
Пьяная дорожка. Легкое М



станции
Асахаровская станция
Асахаровская


Изобразительный сад. Галлерея
Изобразительный сад


Пьянь мерзкая станция
Пьянь мерзкая


Проспект лузеристов станция
Проспект лузеристов


Конечная
Конечно я




номинация Мир ПК
AndreNalin.ru номинирован журналом "Мир ПК" в качестве лучшего сайта 2004 года

.
Генерация
№ 08254
В сорок лет человек - полный мудак. Впрочем, не всегда. Иногда он худой мудак, подтянутый.

#

Кыргындыгынский язык. По мере того, как Москва пополнялась пришельцами из бывших союзных республик, ставших самостоятельными государствами, а не частями России, формировались своеобразные этнокультурные автономии. В этих закрытых сообществах были установлены свои местечковые конституции на основе клановой и родо-племенной этики. Этносообщества были монокультурны и вступали в контакт с внешней Москвой (то есть в реальности не с внешней, а внутренней, натуральной) только при найме квартиры, торговле на рынке, найме работников/работниц для торговли в палатке/павильоне, проверке документов милицией, найме киллеров для уничтожения конкурентов из славянских группировок. Их женщины сидели дома, и их никто не видел. Над Москвой нависала трагедия Косова, когда нас начнут бомбить объединенные силы НАТО и Лиги арабских государств. Но не такова Москва! Не такова!
Для нас нет проблем жить под оккупантами, хоть лет сорок под поляками, хоть под французами, хоть под черт знает кем. Но мы не отдадим наше Косово поле, наш сорок первый год. Конвергенция! Ее академик Сахаров придумал. Я стоял с женой около четырех часов на жестоком московском морозе к его гробу. Но не достоялся, замерз, плюнул и ушел. Жена тоже ушла. А у меня тогда была классная американская (реально - корейская, но привезенная из Америки) аляска на гагачьем пуху. А опушка на капюшоне - из койота. Вероятно, из съеденной южными корейцами собаки, но на лейбле было написано - североамериканский койот. И все равно я замерз. И жена.
Но идея конвергенции - чисто московская - после смерти Сахарова продолжала жить. Страшные бабы южных пришельцев сидели дома, чесали свои чудовищные ляжки, непрерывно говорили друг с другом и готовили жратву, жратву, жратву, но их дети ходили в школы. Их мужья, общаясь с милиционерами во время проверки документов и оплаты этой проверки, постепенно разбавляли собственную ментальность московской. Знакомство с пивом для восточных пришельцев с юга стало критическим. Конвергенция! Молодец, Сахаров!
Очень скоро новые московские народы потеряли свою самость, как и все мы. Анклавы утратили центростремительную силу. Их представители утратили смысл жизни (как и все мы). Завоеватели Дикого Запада (в нашем случае - Москвы) стали курить коноплю и слушать Greatful Dead (в нашем случае - пить водку и слушать Разенбаума). Национальности умерли. Не хочется никакого параноидального пафоса, но нельзя не признать: Москва - это тигель, великий плавильный котел, в котором сплавляется все самое агрессивное, стремящееся, воюющее, со всех сторон приезжающее, сплавляется в одну нацию. Мы - русские? Не смешите меня. Не смешите мои носки. Мы - другое. Мы столица третьего Рима. (А не Берлин). А четвертому Риму не бывать!
Но это так, реплика в сторону.
Итак, новые национальности умерли (в этносоциокультурном смысле), но их представители остались. Они выделялись среди других москвичей величиной и формой носа, более смуглой кожей, повышенной волосатостью. Утратив национальность, они массово стали испытывать комплекс невосполнимости. Ну, то же ощущение социокультурной неадекватности, которое довлеет над гражданами рухнувших империй. Так родился кыргындыгынский язык.
Кыргындыгынский имеет в своей основе смесь тюркских и ордынских языков. Его отличительной особенностью является то, что на нем легко говорить, интуитивно-просто, но его невозможно понять. Его слова, точнее, логемы не имеют определенного смысла. Правда, они имеют неопределенный смысл. Таким образом, каждое слово и каждый звук (морфема) в к.я. (кыргындыгынском языке) не имеет содержания, точнее, имеет крайне расширенное содержание - любое. Представители бывших национальностей, общающиеся на к.я., понимают друг друга интуитивно, но вынуждены в процессе переговоров иногда переходить на русский, чтобы уточнить сумму и условия договора и вообще - о чем идет речь. К.я. - язык будущего.

#

Я не имею ничего против буржуазии. И даже против избранных. Так сложилось. В конце-концов, мой брак развалился, а Cпартак снова сливает чемпионат. И я тоже не могу ничего сделать.

#

В одних случаях здесь действует злая воля автора, в других - его головотяпство и политическая близорукость, в третьих - враги, пробравшиеся в редакцию или издательство.
Большевик, 1937

#

Интересно, если тюрьму называют армией, то почему тюрьму не называют армией?

#

Я хотел вывести перед лицо публики, повиднее обыкновенного, один из характеров протекшего недавнего времени. Это - один из представителей еще доживающего поколения. В этом отрывке, озаглавленном Подполье, это лицо рекомендует самого себя, свой взгляд, и как бы хочет выяснить те причины, по которым оно явилось и должно было явиться в нашей среде.
Достоевский

#

Видел на стене вагона рекламу: Джин-тоник. Запас оптимизма. Что за чушь! Правильно было бы: разведенный этиловый спирт с химическими добавками и сахаром. И далее по тексту.

#

Жить больно.

#

Уже давно доказано, что наше стремление спрятаться, затаиться, когда подступают неприятности, осталось у нас от далеких предков, первых млекопитающих - зверьков вроде крыс, которые замирали, когда мимо шли динозавры. Динозавров больше нет, а мы по-прежнему впадаем в оцепенение, веря, что нас не будет видно, что нас не найдут, что мы спрятались. Однако нас видно, нас найдут и спрятаться нам не удастся.

#

Вовсе не обязательно постоянно повторять больному, что он опасно болен и скоро умрет. Вполне вероятно, что больной хотел бы иногда забывать об этом.

#

Куда деваются звезды, сошедшие с телеэкрана? Они возвращаются в родной Шахтинск. У них отбирают ключи от машин и квартир, кредитные карточки и документы на дачу, дают билет в плацкартный вагон и вареную курицу на дорогу, разрешают взять один чемодан... От станции до города они идут пешком вдоль дороги, и редкие грузовики обрызгивают их жидкой грязью...

#

Мы победили коммунизм. За это мы всегда можем выпивать на работе. Мы проиграли коммунизм. И за это - тоже.

#

С Лениным я бы выпил пива. Не более.

#

О Питере (там тоже есть метро). Надо быть идиотом, чтобы поместить столицу на самом краю империи. Или гением. Если потом к нам присоединятся Европа с Америкой. (Последнюю - еще нужно подумать, брать ли. Может, лучше уничтожить).

#

Гитлер, Сталин и водка убили всех моих предков.

#

В Москве люди занимаются делами бесполезными (не приносящими пользы). Или вредными (приносящими вред). Бесполезные: врачи, учителя, журналисты, депутаты. Вредные: министры, менты, бизнесмены, таджики.

#

Боль - это скорлупа. Не пытайтесь проклюнуться ко мне снаружи.

#

Об авторах, наиболее читаемых в метро…
Интересно, знал ли Достоевский слово насрать? Конечно, знал. Но нигде его не употребил. Гордился тем, что ввел в русскую литературу глагол стушеваться, а глагол насрать ни разу не использовал. Сразу видно культурного, интеллигентного человека.

#

Если Корея - Страна утренней свежести, то Россия - Страна утренней тяжести.

#

Приближаются выборы. Телевизор маразмеет. Вот характерный пример политической рекламы. Придурковатый шахматист-любитель раз за разом проигрывает более сильному. Мат, мат, мат… Может, еще партейку? Победитель в клетчатой рубашке смахивает фигуры с доски. Слоган: Надоели слабые партейки. Нам нужна сильная партия. Партия Мужества и Силы. ПМС - то, что нужно всем нам.
А еще есть старый мудак Райков. Что-то бормочет, а во рту - каша. Зрелище по-настоящему отвратное.

Продолжить ознакомление
прислать фотку из метро
продолжить ознакомление завтра
вынести заключение
заказать CD-диск

тИЦ andrenalin.ru

Еще сайты о метро

RSS-переход
эскалатор



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru